Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

no_name

весёлого вам понедельничка!

Оригинал взят у tyaka_levina в ****

Я боюсь, что уйду не с разбегу,
что меня поведёт по канве.
По скрипящему детскому снегу,
по зелёной, до боли, траве…

И тогда, чтобы было нисколечко
не обидно, не грустно, не боязно,
мне сыграют весёлую полечку
на мотив уходящего поезда.

Тому, кто не досмотрит до конца не засчитывается!


blue dress

***

А вы не думайте о прошлом,
Примите всё таким как есть.
Вот мышь-вдова глядит на кошку,
Всю ночь вынашивает месть,
Но мы-то с вами понимаем,
Кто будет цел, кто будет сыт,
И чьё там масло под трамваем,
И для кого оно блестит.
Да, счастью не было предела,
Но Бог его уже раздал,
А свальный грех такое дело –
Кто не успел, тот опоздал.

P.S. Видимо, оно про эту вчерашнюю утрату, в порядке самоутешения. Потому что, сам себя не утешишь – никто тебя не утешит...
no_name

Владимир Орлов

Только что увидела у lsoroka

Вспоминая детского поэта......

А мне тоже есть, что вспомнить.
Это стихотворение мне прочитал папа.
Я попросила прочитать ещё раз. Потом ещё. Потом ещё. Потом папа сказал, что сил его уже больше нет, и сказал, чтоб я читала сама.

Это было первое стихотворение, которое я прочитала сама. До этого я умела читать только вывески на магазинах. И я поняла, что не могу без этого стихотворения жить, мне его стало всё время не хватать. Я попросила родителей вырезать мне его из этой ихней «Литературки», где оно было напечатано на 16-й полосе в разделе «Детская комната».

Но кусочка бумаги с напечатанным текстом всё равно было недостаточно, я хотела иметь это стихотворение в себе. И я выучила его наизусть.
Это было первое стихотворение, которое я выучила наизусть. И помню наизусть до сих пор:

Под песню ветра и колёс
Бежал по рельсам паровоз.
Бежал, бежал, бежал, бежал,
Бежал порой весенней.
Но вдруг притих
И задрожал
От запаха растений.

Остановился паровоз.
Потом спустился
Под откос,
Вздохнул
И, весело дыша,
Поехал к лесу не спеша.

Ему кричали: - Не шути!
Ведь ты совсем сошёл с пути!
Ему кричали: - Не ходи!
Ведь ты не зверь,
Не птица!
Постой, послушай,
Погоди!
Ты можешь заблудиться!

Но он ушёл, пыхтя трубой,
В поющий лес весенний.
И стал, как видно, сам не свой
От запаха растений.
Ушёл от шума паровоз,
От крика и от давки.
И в тишине, среди берёз
Прилёг себе на травке.

Прилёг на травке паровоз
И нюхает цветочки.
Стрекочут около колёс
Кузнечики на кочке.

Над ним летает стрекоза.
Листва над ним свисает.
И паровозные глаза
От радости сияют.

Забыл он, что кого-то вёз,
Забыл, что он железный.
И звать обратно паровоз
Теперь уж бесполезно.
Gibraltar

Похоже, что это уже всё.

Это уже шестой пост про то, что Илюша Гольдфарб прислал аудио. А потом ещё и видео... Я думала в два поста уложиться, но чего-то как-то... Его ж никто не просил это всё присылать, правда?
Вот тут – самые начала (4 шт.), если кто ещё не: http://tyaka-levina.livejournal.com/124186.html

А это уже финишная прямая:

Collapse )
no_name

***

Можно я к Вам просто приеду —
Без надежды, без последствий и слёз,
Что-то типа «почитать Кастанеду»,
Не пуская поезда под откос...

А вчера я к вам во сне залетала.
Хорошо, что разбудить не смогла:
Вы б увидели, какая я стала,
И забыли бы, какая была.

© Е.Г., 2011


0309

Абсолютная справедливость жизни (с)

Я вот последнее время только и делаю, что рикошетю от чужих постов. Своего в голове ничего нет, а как у кого чего увижу, так оно во мне и отстреливает, типа «прочитал и озадачился».

А ещё тут я была немножко отъехамши, то есть не в плане головы, потому как это идёт по умолчанию, а в том смысле, что была отъехамши, а теперь приехамши. А отъехамши, я была без laptopа, и по сему в жж заглядывала вельми редко. Но метко. Прям туда, откуда можно срикошетить.  

Ну, в общем, раз пошла такая пьянка, то вот что я имею на опохмел.

Collapse )

Продолжение: http://tyaka-levina.livejournal.com/84201.html 
no_name

Замыкание кругов

Я очень люблю замыкать круги. Особенно, когда через много лет. Особенно, когда при этом соединяются две, три, или сколько их там получится, реальностей и столько же нереальностей. Особенно, когда при этом пересекаются орбиты кругов, которые по идее никак, ну, никак не могли пересечься, потому что из совершенно разных плоскостей, и невозможно это, и не бывает. В мексиканских сериалах – бывает, а в жизни – не положено. А они всё равно – замыкаются, пересекаются и чёрти что промеж себя творят...

Но это так, только присказка, сказка – впереди. Нет, неправильно: впереди-и-и-и... Ну, и соответственно, ты уймись, уймись, тоска у меня в груди! (с)  Ну, а чего собственно? Не всем же из Гоголевской «Шинели»...

Даже не знаю, с чего начать. По идее, нужно начинать с Марека Павловски, но тогда очень долго получится. Начну с поезда.

Поезд, значит, такой: Москва – Лондон. То есть, билеты Москва – Лондон, а так – Голландия, паром, а потом опять поезд и только уж после этого – Лондон. Год – дай Бог памяти, какие-то лохматые восьмидесятые, уже ближе к концу, 88-ой или 89-ый, что ли. Ну, и я вся из себя такая, с понтом в Лондон прошвырнуться еду. Хотя, с понтом-то оно, конечно, с понтом, а вот заковыка такая, что мне сняли номер в каком-то B&B, и у меня есть только номер телефона и название, а как туда добираться, я понятия не имею, а поезд приходит в Лондон часов в одиннадцать вечера, а ориентирование на местности в ночное время – это точно не мой вид спорта, при том что я вообще считаю, что право-лево-вперёд-назад это не так уж, чесслово, принципиально.  А Лондон – город контрастов и всякого разного... А спать хочется – в постели. Тем паче, что уже уплочено. А на такси денег нет, потому что я их только утром получу... Но это всё ещё где-то на кромке сознания, потому что рассматриваем по мере поступления, а ехать два дня, так что голову пока что особо не забиваем.

А в соседнем купе едет парень, англичанин. Мы с ним тра-ля-ля, слово за слово: сам он из Ковентри, только что женился на русской, жил у неё в Москве, а теперь едет домой, один, без неё, потому что она bliadushka, и сестра её тоже bliadushka, он это только теперь понял, но он её всё равно любит, нет не сестру, жену, хотя, какая нах разница, они двойняшки. А впрочем, нет, разница есть, сестра замужем за каким-то fartzovschik, и у них только что дитё народилось, девочка, вырастет – тоже bliadushka будет... А сам чуть не плачет... И, чем ближе мы подъезжаем Лондону, тем чаще каждый из нас смотрит на часы: я – потому что понимаю, что, чем дальше в ночь, тем меньше у меня и шансов добраться до положенной мне постели в этом треклятом B&B с восьмизвёздочным названием «White House Hotel», а он – потому что ему надо успеть на другой поезд, идущий в Ковентри – последний поезд, на который кто не успел – тот опоздал.

Приезжаем на Liverpool Street Station, рвём к метро: ему надо мчаться на другой вокзал, а мне... мне вроде как тоже куда-то надо – знать бы, куда. Тут он как раз спрашивает: ты куда теперь?
В гостиницу, говорю, щас вот только позвоню, узнаю, как туда доехать, и прям поеду, ага. Да, его, кстати, Эндрю звали. Ну, так вот Эндрю... а у него ещё стрижка была такая, я забыла сказать, странная, у нас тогда таких не носили, даже не знаю, как описать, хотя, впрочем, ладно, это не суть важно. Так вот, Эндрю этот вместо того, чтобы рвать на Paddington, попёрся со мной к автоматам звонить в «White House Hotel». Но, как я уже сказала, это только одно название, что «Hotel», на самом деле это всего лишь B&B, где к телефону подходит сам хозяин, который, если бы не мой приезд, не сидел бы в такое время как идиот в офисе, а кирял бы как нормальный человек в пабе. Видимо, по мере того, как хозяин объяснял мне, как доехать и где найти, выражение ужаса на моём лице окрашивалось во все возможные соответствующие цвета – от серо-белого, до красно-лилового, и обратно, потому что Эндрю взял у меня трубку и сам начал что-то туда чирикать. Потом он всё подробно записал на бумажке, нарисовал там какие-то улицы, стрелочки...

Потом посмотрел на эту бумажку, потом – на часы и сказал, что сам отвезёт меня туда, потому что он это место знает, там всё очень просто, а на бумажке всё как-то непонятно получилось. Я, конечно же, только за – и руками, и ногами – ой, how sweet of you, спасибочки, спасибочки. Едем, значит, на Earl's Court. На зелёной линии, само собой, разумеется, как всегда, где-то что-то кильдыкнулось, и поезда до утра ходить не будут. Прёмся с какими-то немыслимыми пересадками на «пиккадильку» (Piccadilly Line), которая в вечернее время ходит так, что только живущие в Лондоне знают, о чём я говорю, а остальные пусть даже и не пытаются себе это представить, и в итоге добираемся до моего восьмизвёздочного – на полжизни позже, чем рассчитывали. Эндрю сдаёт меня с рук на руки хозяину B&B: нет-нет вы всё правильно поняли, одноместный номер, я просто с ней в поезде вместе ехал... да, это я с вами по телефону говорил, пытался потом ей объяснить, как доехать, а она ни хера не соображает... только вот на свой поезд в Ковентри я уже не успеваю, теперь только утром... сколько у вас тут одна ночь стоит? Хозяин ему: да ладно тебе, у меня всё равно номера пустые, я тебя за так пущу, раз такое дело. В общем, всё очень ладненько получилось, и по утряночке Эндрю уехал к себе в Ковентри. (Не моего это, конечно, ума дело, но как можно жить в Ковентри? Главное – зачем?!) А какое-то время спустя он мне позвонил и спросил, не могу ли я захватить в Москву какую-то детскую дрянь для ребёночка bliadushkиной сестры и какие-то каталоги для её мужа – они ему очень нужны для работы, потому что он fartzovschik. Да ради Бога говорю, я всё равно на поезде еду, мне перевес не страшен – тащи.

Он приехал грустный. Почему-то бритый наголо. Через каждые два слова у него шли bliadushka и náhuy. Пакет был большой, но лёгкий. Лучше бы он был маленький и тяжёлый. Ну, да чего уж там...

Но, строго говоря, начиная с этого момента, все могут дружно забыть про Эндрю из Ковентри. Можно считать, что его вообще не было. Он здесь совершенно не при чём и к замыканию кругов никакого отношения не имеет. Его просто, что называется, угораздило.

И, между прочим, это всё ещё только присказка.
Остальное – когда руки дойдут.