?
?

Log in

No account? Create an account

Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

no_name

(no subject)

Вдруг подумалось, что если переписать это в прозе, да ещё все даты проставить, то получатся дневниковые записи женщины, которую не мешало бы трудоустроить на полный рабочий день — чтоб с девяти и до шести. А на выходные — огород на даче копать, капусту квасить, огурчики там, помидорчики. Ибо все проблемы наши — исключительно от праздности бытия.

Январь 2011 – Январь 2015

*
...Как за синим океаном,
Да за чёрною горой
Жил в обнимку со стаканом
Тот лирический герой.
Он мешал с водою виски,
Чтобы легче было пить...
До чего же, сука, близкий
И родной. И нечем крыть...

5 января, 2011

*
Он мне сказал, что Вас послал мне Бог.
А сам он был хромой и о копытцах.
Он мне сказал, что здорово продрог,
И попросил воды со льдом напиться.

А на «спасибо»:
– А причём тут я?
Я ни при чём, я только на раздаче,
И я – не я, и лошадь не моя...
– А Он, Тот, Кто послал?
– А Он – тем паче.

*
А мы с Вами будем встречаться
Как минимум два раза в год –
Под небом на ветке качаться
И биться как рыбы об лёд.

Нам будет погода, свобода,
Надёжный обратный билет,
И что в наши годы полгода? –
Ничто, супротив наших лет.

*
Ну, и пожалуйста, и пожалуйста, и пожалуйста! –
Уж и пожаловаться получается, что нельзя.
А чего мне, скажите, тогда осталось-то –
только, честно-пречестно и глядя в глаза,
глядя в ушедшее и в настоящее
(тоже уже на пороге стоящее) –
так и скажите: уже не многое.
Но только не гладя и рук не трогая.

*
Я не дышу – чего же боле?
Я к Вам пишу –
куда же дале тех рваных строчек,
где на воле
слова лукавые гуляли –
и всё по краю, да по краю...
А я ведь, к своему стыду,
всегда прекрасно понимаю,
что Вы имеете в виду...

Когда в партере гасят свет,
тогда – всё то, что никогда.
А я спешу куда-то? –
Нет.
А я хочу чего-то? –
Да...

*
Перевирая в памяти детали,
Варьируя сюжетную канву,
Я эти разливанные печали
Как рыбка до утра переплыву.

...А ночь уже выходит на крещендо,
Зажав мою хрустальную туфлю.
Мне всё равно: Вы просто спите,
или с кем-то –
Мне всё равно.
Я всё равно не сплю.

*
«Eine Kleine Nacht…»

Эта звёздная тряпица,
Эта лунная прохлада...
Почему-то мне не спится –
Может, так оно и надо?

Из копытца сладко пьётся,
Я сама не преминула...
Скоро утро. Всё проснётся
Посмотреть, как я уснула.

*
Быть может Вы душка в душе безобидный,
Быть может Вы только лишь с виду невидный,
И все эти лики безликой личины —
Первичные признаки Вашей причины.
Причина простая: причинное место,
А всё остальное — лишь фразы да жесты.

*
А я сама не знаю, зачем оно мне надо:
Я просто разбежалась и всё ещё бегу,
И щит я свой повешу у врат такого града,
Куда войду Петлюрой, а выйти не смогу.

И если я такая, то значит, я такая,
И здесь уже не властен никто и ни над чем,
И я не притворяюсь, что просто жду трамвая,
А я сижу напротив и вас глазами ем.

*
А радость — всего лишь полдела,
И горько её торжество:
Она достигает предела,
А дальше — незнамо чего.
А дальше одни разговоры.
А после — один разговор,
Что, мол, подъезжал под Ижоры
И ваш мне припомнился взор...

*
Равнины становились горами,
А горы поверялись безднами.
Но бездны множились повторами,
И стали карты бесполезными…
Я та ещё первопроходчица.
Вам, кстати, не нужна попутчица?
А то влюбиться очень хочется,
Чтоб посмотреть, чего получится.

27 ноября, 2011

*
Я вам рекомендую, я вам советую
Считать меня хорошей дурной приметою –
Палатой номер шесть, где вы повеситесь
(если не сплюнете и вон туда не перекреститесь)

А дверь, ну, та, где номер шесть, – глядите в оба:
Она, когда заходишь – есть, а после – опа!
...А чтоб вы остального не услышали,
Тут будет только два четверостишия.

*
Мне так Вас не хватало в этом городе,
Где бледный дождь срывался на фальцет,
И осень шла в своём дешёвом золоте –
На свет, на свет, на тихий зимний свет.

Мне так Вас не хватало в этом поезде –
Во всём по обе стороны стекла,
В движении, в замедленности, скорости –
Во всём и вся.
Такие, брат, дела.

*
...В тихий предночнóй час
Погасить везде свет,
А потом обнять вас,
Словно нам по пять лет,
Рассказать вам свой сон,
А потом – свою явь:
Что я слышу тот звон,
Что давно живу вплавь...
Что, коль скоро вы здесь,
Значит, вы теперь – тут,
И нужны вы мне – весь,
Даже если вас ждут...
А потом включить свет –
А на вас лица нет.

*
Я вот давно хотела Вас спросить,
Но каждый раз слова ложатся косо,
И почему-то рвётся эта нить,
Ведущая к ответам на вопросы...

И я ещё сказать хотела Вам,
Что Бог – он всё равно следит за нами,
И нам ещё воздастся по словам,
И мы ещё умоемся словами.

...А я так не люблю всех этих слов,
Которые доводят до стихов.

*
А вот вам никогда не бывает страшно
Оттого, что вам ничего не боязно —
Ни сегодняшних мыслей,
Ни слов вчерашних,
Ни того, что осталась минута до поезда,
И пустота обретает формы,
А вы на самом краю платформы,
И вам негоже играть вполсилы,
Ведь вы сегодня звезда вокзала…
Я снова что-то не то спросила?
Я снова что-то не так сказала?

*
Наступает суббота
во главе с воскресеньем –
кто-то должен стоять
у руля карусели,
потому что когда
эта дверь приоткрыта,
круг идёт на разгон и слетает с орбиты,
и летит к ебеням...
или мордой об стену –
от того, что мудак стал играть в джентльмена –
в неприятие тьмы, в некраплёность колоды,
и в превратность зимы пред лицом непогоды.

*
Бежит река, бежит в тумане тает,
Бежит она, бежит, меня дразня,
Но мне мозгов пока ещё хватает,
Их есть пока ещё хороших у меня-я-я-я…
За той рекой давно уже не лето,
За той рекой — всё то же, что за этой,
Весь тот же джаз, вся та же оперетта,
Всё те же поиски обратного билета.
А там, где мы на лодочке катались,
Там, говорят, следы ещё остались.
В лесу, говорят, в бору, говорят —
Везде, говорят, остались.

*
Осень, осень, что мы косим?
То, что за год проросло:
Миллион умножь на восемь,
И получится число –
Слов хороших, мыслей милых...
Год прошёл, и рвётся нить.
Это осень – я не в силах
Ей что-либо объяснить.

Сентябрь 2012

*
Расчёт мой прост — на первый и второй:
Две щётки и одна зубная паста.
И кто меня танцует — тот герой,
А песни петь — так это все горазды.

А вот Христос — любил и любит всех
И говорит, что лучше не бывает...
Но батюшка сказал, что это грех,
Да только что он в этом понимает.

Декабрь 2012

*
Ой, как плохо всё закончилось,
Ай, как пóшло...
А ведь так всё хорошо начиналось,
Даже кошка – даже кошка, даже кошка! –
Вот, чего, казалось бы –
И та улыбалась.

Январь 2013

*
Мой друг говорит о хорошем
И хочет вернуться к истокам –
К тем самым – звенящим, истошным,
Известным лишь нам подоплёкам.
И делает вид, что не знает,
Что сказка умрёт в пересказе,
Что в марте любви не бывает –
Лишь только случайные связи.

*
Ты уйдёшь из моих песен,
Ты уйдёшь из моих писем,
Станешь столь неинтересен,
Сколь далёк и независим —
Просто кто-то из которых,
Кто оглянется, не глядя...
Ты уже на тех просторах,
Где вы все чужие дяди.

*
А мы заканчиваем вечер,
А мы приканчиваем вечность,
А почему, держась за печень,
Ты говоришь про бессердечность?

А то, что ты душою лысый,
Тебя спасёт от шага влево,
Ты попроси побольше риса –
Официантка, где вы, где вы?

Я забожусь на пидараса,
Что отращу льняные косы…
Я слишком много съела мяса,
Чтобы иметь к тебе вопросы.

*
Какая тонкая материя –
Тот миг в преддверии доверия,
Та дверь у самого начала, ещё вначале…
А после смотришь одичало: «О Боже! Я ли?!»
И прочь от этих небо мглою коптящих бурь…

Проходит всё, как с белых яблонь дурь.
Так говорил последний царь Синая.
…Какая прелесть ваша рыба заливная!

*
Всё что нам, сукам, они говорят в этих случаях,
Вы мне сказали,
И даже про душу мою сучую не забыли.
…И полетела душа моя сучая в дальние дали,
Лающим кашлем давясь от поднявшейся пыли.

*
Вы снились мне мутной водой у причала,
Я Вас испугалась, я Вас не узнала,
А Вы мне сказали: «Ты мягче стели»,
И солнце почти что коснулось земли.
А в небе парила бескрылая птица.

Я утром хотела за Вас помолиться,
Сказать, что прощаю, поставить свечу,
Но я Вас не знаю. И знать не хочу.

*
Рассказать, как я живу? –
Рандеву на рандеву,
Кавалер за кавалером –
Вашим не чета манерам…

Ещё долго будут мне
Вас показывать во сне?

Сентябрь 2013

*
Вот самый дурацкий на свете вопрос,
А ведь задаётся в слезах и всерьёз,
И голос дрожит, и слабеют колени,
Как будто ответ ещё что-то изменит:
— Вот мы какие, привет нам, привет!
Ты меня больше не любишь?
— Нет.
— Это неправда, подумай сюда:
Ты меня больше не любишь?
— Да.

*
ДЕКАБРЬ, ПРЕДРОЖДЕСТВЕНСКОЕ

Крутилось блюдечко,
сердечко ёкало,
а Пушкин матерно вокруг да около...
Лександр Сергеевич озорничали,
да и не знать им по ихней младости,
где вы храните мои печали
и где хороните мои радости.
Смеялись бесы за круглым столиком:
«Иди на мессу, подпой католикам –
на Аве Отче сдержи дыхание:
чем дни короче, тем окаяннее»

*
На небе приглушают свет,
И тьма печалит лик Христосов,
Когда нам задают ответ,
А мы не ведаем вопросов.
А мы чего? Мы ничего –
Мы лишь отпели Рождество
И отплясали.
А в чей-то дом пришли волхвы,
Руками сделали «Увы!»
И растворились между тут и небесами.
И возвращая Ваш портрет –
Все восемь глаз, четыре носа,
Я задаю себе ответ
И не хочу искать вопроса.

*
И вблизи не видно, и даль темна,
Над винилом чёрным дрожит игла.
Вы не ждите лучшие времена,
Ваша карта выпала и легла.
И сотрёт до мяса игла винил,
Чтобы этот голос Вам повторял:
«Ах, какую же ты женщину обронил!
Ах, какую же ты женщину потерял!»

*
Мы с вами гуляли по минному полю,
молясь на доселе хранивший авось.
Авось и доселе позвали доколе,
и минное поле к чертям взорвалось.

...Когда на прощанье даруют прощенье,
душа замирает на миг, не дыша, —
вольно же вам было не есть угощенье,
вольно же вам было не пить из ковша.

*
Я плакать вам не велю
вы плачущий мне не гож
я ваши глаза люблю
за всю их святую ложь
Но вас не возьмут играть
в команду «Святая рать»
и вам не дано сметь
знать, как трубит медь
как заголялась сталь
и шли на своих свои...
И вся-то ваша печаль
пишется через «и»

*
Как жаль, что я с тобой спала
                (автоэпиграф, 1984 -?)

Я больше не рожу от Вас стихов –
Уродцев непорочного зачатья.
Не то что башмаков –
А даже платье
Живее всех живых второй сезон.
Я выбросила только «Пуазон»,
Чтоб больше никакие трали-вали…
Как хорошо, что мы не переспали.
У каждого мгновенья – свой музон.

*
Но я к вам больше не приеду
                    (автоэпиграф, 1982 -?)

Вот я приеду к вам – в таких вся бантиках,
в таких кружавчиках, в былых летах…
И ваши бабочки – не перистальтика,
то ваше «Боже мой!» во всех местах.

А вот вам яблочко с гнилой серёдкою:
я не приеду к вам каргой с серьгой –
дорога длинная, а жизнь короткая,
не помещается одна в другой.

*
И слону, и даже маленькой улитке...
                                              (песенка)

А что я с Вами не дружу, уже понятно и ежу.
Ежу, слону и даже маленькой улитке.
Уже и дышится легко, уже и мысли далеко,
уже замочек починили у калитки…
Ну, на зубок да на глазок
я Вам приснюсь ещё разок,
в костюме пятикратной фигуристки,
а в остальном – имею честь,
и остаётся всё как есть:
пожизненно, без права переписки.

*
О свет моих глаз, кто сказал вам, что вы не из этих?
Кого вы так сильно тянули за грешный язык?
Спросите меня, я отвечу и буду в ответе
за то, как у вас от обиды запляшет кадык.

О, тьма моих дум, посмотрите, как дни пролетают.
А если считать каждый день за неполных полдня,
то это продляет? Хоть что-нибудь это продляет?
Или никак, и на выходе та же фигня?

И видимо, да, ваше семя иного помола…
Чтоб что-то хотеть, нужно что-то иметь предложить,
вы просто слегка заигрались в самца богомола –
ту участь, monsieur, ещё нужно суметь заслужить.

*
О нет, он не впадёт в ступор
Когда она войдёт в штопор
И будет всё у них – супер
Но это – из других опер

Пока я здесь, на мне – висни
Насвистывая марш Верди
В какой-нибудь другой жизни
Не будет никакой смерти

*
Уж нам ли да не исполать,
свинтившим все спирали ада.
Уж нам ли было не понять,
чего нам друг от друга надо.
Нам, нищим духом, будет не с чем
сравнить тот миг, что не был прожит,
поскольку есть такие вещи,
которых нет и быть не может.

*
Сердце – в осколки
не более боли.
Жалко у пчёлки,
а вольному воля.
В раю и враньё
станет белое-белое.
А сердце – моё,
что хочу, то и делаю.

*
Дорогие гуси-лебеди,
я пишу вам в трезвой памяти
и в таком, ей-богу, трепете —
каждым словом — как по наледи.
Дорогие гуси-лебеди,
заберите меня в нелюди,
вы же твари белоснежные,
и меня, глядишь, отбелите.
Ну а там, с меня ведь станется,
мне один из вас приглянется,
я, как водится, уверую
в белизну его не серую,
а потом — с хорошей миною —
в лебединость не гусиную...
И, уже навеки вместе,
мы останемся с ним в песне:
«Жили у бабуси два веселых гуся —
один серый, другой белый,
два веселых гуся»...

11 января, 2015

*
Он к ней приходит, такой красивый –
Нездешних, знойных, топлёных мест...
Но ей помогут Святые Силы,
И Бог не выдаст, свинья не съест...

...И вот уж солнце садится косо,
И в ночь бросает – как в полынью,
И к Богу, в общем-то, нет вопросов,
Но кто поручится за свинью?

no_name

(no subject)

Увидев у Игоря (Яковлевича) Померанцева ссылку на его эфир с одним персонажем из эпохи моего личного Юрского периода https://www.svoboda.org/a/30426769.html?fbclid=IwAR3Ia6GiXhAcBdxN4-JAN7ZG6taCNv8nagDfBH9-pt4j9Gr6McRTHEw-nq4,
не удержалась и послала ему ссылку на этот пост эпохи моего личного позднего неолита.  С припиской: «этой записи уже почти 9 лет, сейчас бы я намного лучше написала, тогда я ещё не очень владела навыками».
На что Игорь (Яковлевич) резонно напомнил про «тонкие пропорции pro et contra. Зрелый поэт правит свои молодые стихи, вроде бы они в выигрыше, читатель же в проигрыше».
Но я его всеми честными пионерскими заверила, что «именно поэтому я никогда и не то что не правлю старое, но даже и не перечитываю - во избежание ))» Что есть святой истинный крест.

Это я к тому, что текст того поста 9-летней давности я не перечитывала, и если там что нет так – лексически, стилистически, этически, эстетически, то сегодняшняя я за вчерашнюю никакой ответственности не несу – как сын за отца, как бабка за дедку, как мышка за репку.
https://www.svoboda.org/a/30426769.html?fbclid=IwAR3Ia6GiXhAcBdxN4-JAN7ZG6taCNv8nagDfBH9-pt4j9Gr6McRTHEw-nq4
no_name

Вдруг подумалось

Вдруг подумалось, что если переписать это в прозе, да ещё все даты проставить, то получатся дневниковые записи женщины, которую не мешало бы трудоустроить на полный рабочий день — чтоб с девяти и до шести. А на выходные — огород на даче копать, капусту квасить, огурчики там, помидорчики. Ибо все проблемы — исключительно от праздности бытия.

Январь 2011 – Январь 2015

*
...Как за синим океаном,
Да за чёрною горой
Жил в обнимку со стаканом
Тот лирический герой.
Он мешал с водою виски,
Чтобы легче было пить...
До чего же, сука, близкий
И родной. И нечем крыть...

5 января, 2011

*
Он мне сказал, что Вас послал мне Бог.
А сам он был хромой и о копытцах.
Он мне сказал, что здорово продрог,
И попросил воды со льдом напиться.

А на «спасибо»:
– А причём тут я?
Я ни при чём, я только на раздаче,
И я – не я, и лошадь не моя...
– А Он, Тот, Кто послал?
– А Он – тем паче.

*
А мы с Вами будем встречаться
Как минимум два раза в год –
Под небом на ветке качаться
И биться как рыбы об лёд.

Нам будет погода, свобода,
Надёжный обратный билет,
И что в наши годы полгода? –
Ничто, супротив наших лет.

Collapse )
no_name

Екатерина

Екатерина

Это не пальма на фоне летнего Северного Ледовитого океана, это пальма на фоне зимнего Мар Менора. Мы с Сашей как-то пытались понять, где наш дом: тут, в этом Богом забытом уголке на юго-восточной окраине Испании, или в Лондоне. Саша сказал: «Дом там, где тапочки души». Я тут же попросила его подарить эту строчку мне и теперь она моя. А что касается дома, то мне кажется, что мы эти тапочки возим с собой — из Лондона в Мар де Кристал и обратно. Одну пару на двоих.

Posted by Екатерина Горбовская on 7 янв 2018, 17:24

from Facebook
no_name

****

Храни нас Бог, пока мы живы –
а дальше как-нибудь мы сами
освоим голубые нивы
под золотыми небесами.

И нас там будет много-много
готовых объяснить на пальцах,
что от порога до порога –
два лёгких шага в ритме вальса.
no_name

****

То ли наши пасторали постарели,
То ли наши акварели постирали,
То ли было так всегда у нас в апреле,
Только мы до сей поры не замечали.

То ли поумнели мои кони,
То ли сдохли резвые савраски.
То ли Бог кларнет послал вороне,
То ли просто жизнь меняет краски.

Не вникая в суть водораздела,
Окликая, но не откликаясь,
Господи, я кажется сумела
Ног не замочить, соприкасаясь.

И пока вы там тянули одеяло,
И пока вы там делили винегреты,
Меня сроду рядом с вами не стояло,
Дорогие современные поэты.
no_name

****

Попадейка-матушка злая,
Как увидит меня – так плюнет.
А за что – я и знать не знаю.
Вот ведь дал же Бог бабе слюни.
Я же с девками на Купала
Не певала срамных напевок.
Но как в речке себя купала –
Там уж пела громчее девок.
Виноваты ли красны вишенки,
Что поспемши в роточек просятся?
Кто же знал, что попович рыженький
Кувырочком с мосточка бросится.
Мне что в платюшке, что без платюшка…
Мне бы к батюшке сходить, коль грешна.
Да ведь матушка-то у нас и батюшка –
Одна сатана.
Gibraltar

Из переписки

Я спать хочу, а вы со мной о Боге —
Причём, не о моём, а о своём.
А у меня не клеются предлоги,
А у меня в одиннадцать подъём.

Я спать хочу, мне есть кого там видеть,
И у меня осталось пять часов,
Чтоб гнать, дышать, держать, терпеть, обидеть,
Рубить с плеча и начинать с азов.

Я спать пошла. И вам туда не надо,
Там тот ещё ньютоновский бином,
Там третьим — тот, который носит Праду.
Офелия молилась перед сном?
Gibraltar

...

Тут все умеют не встречаться взглядом
И видеть ноль, где нужно видеть ноль.
И быть нигде. И оказаться рядом:
Что? Всё? Уже? Да здравствует Король?
…И королева новая вплывает,
Неся под платьем нового bébé.

Наследный принц следов не оставляет.
Все умирают сами по себе.
Династия, традиция, святое.
А на сносях невыносимо стоя…
И тут же доктора поглядка иудеева:
«Не колется в утробе смерть Кощеева?»
Gibraltar

...

Вот что вы забыли опять в католическом храме?
Ведь батюшка вам объяснил, что негоже, негоже…
И Санта Бальбина всего лишь смеётся над вами,
Когда говорит, что второй раз уж точно поможет.

Не слушайте, просто целуйте подол изваянья.
Не верьте ни слову, поскольку всё это латынь.
Идите к Буже, закажите котлетку баранью,
А завтра держитесь подальше от местных святынь.

Скажите спасибо минёру, забывшему провод,
Что жизнь не убила, а просто поставила «неуд».
А что одна баба сказала – так это не повод,
Чтобы идти и по новой закидывать невод.