Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

no_name

Что написано пером, то уже не воробей

Фейсбук, 22.12.2017

Эта запись не рассчитана на то, чтобы добрые люди тратили на неё своё драгоценное предновогоднее время. Она не адресована читателям, поскольку те, кому в различное время и были адресованы какие-то её составляющие, и так уже прочитали то, что им прочитать надлежало. Это запись для себя. Она вообще задумывалась как подзамочная.

Декабрь. Месяц, когда только ленивый пользователь социальных сетей публично не подводит итоги и только парящий по-над всем не публикует отчёт о своих творческих достижениях за минувший год. Если по отдельности, то в этом году я ни то, ни другое. Но если и то, и другое вместе взятое, то это я. Но, тем не менее.

Нужно традиционно оглянуться, чтобы решить, что из минувшего года ты берёшь с собой, а что оставляешь в году уходящем. Ну, оставить в году уходящем, прежде всего, я хотела бы своё неповторимое умение продавать акции, когда они стремительно летят вниз, и покупать их на взлёте. С этим надо завязывать однозначно. А что я беру с собой? Чемодан слов. Потому что пока я отражаюсь в зеркалах, моя жизнь отражается в словах. В рифмованных, в нерифмованных, иногда в нецензурных, но я над этим работаю. Много было сказано в уходящем году всякого и разного, личного и публичного, взвешенного и веером от живота. Что-то из сказанного я оставлю за порогом января, а что-то возьму с собой. (Читать дальше >>>)
no_name

(no subject)

Увидев у Игоря (Яковлевича) Померанцева ссылку на его эфир с одним персонажем из эпохи моего личного Юрского периода https://www.svoboda.org/a/30426769.html?fbclid=IwAR3Ia6GiXhAcBdxN4-JAN7ZG6taCNv8nagDfBH9-pt4j9Gr6McRTHEw-nq4,
не удержалась и послала ему ссылку на этот пост эпохи моего личного позднего неолита.  С припиской: «этой записи уже почти 9 лет, сейчас бы я намного лучше написала, тогда я ещё не очень владела навыками».
На что Игорь (Яковлевич) резонно напомнил про «тонкие пропорции pro et contra. Зрелый поэт правит свои молодые стихи, вроде бы они в выигрыше, читатель же в проигрыше».
Но я его всеми честными пионерскими заверила, что «именно поэтому я никогда и не то что не правлю старое, но даже и не перечитываю - во избежание ))» Что есть святой истинный крест.

Это я к тому, что текст того поста 9-летней давности я не перечитывала, и если там что нет так – лексически, стилистически, этически, эстетически, то сегодняшняя я за вчерашнюю никакой ответственности не несу – как сын за отца, как бабка за дедку, как мышка за репку.
https://www.svoboda.org/a/30426769.html?fbclid=IwAR3Ia6GiXhAcBdxN4-JAN7ZG6taCNv8nagDfBH9-pt4j9Gr6McRTHEw-nq4
no_name

Вдруг подумалось

Вдруг подумалось, что если переписать это в прозе, да ещё все даты проставить, то получатся дневниковые записи женщины, которую не мешало бы трудоустроить на полный рабочий день — чтоб с девяти и до шести. А на выходные — огород на даче копать, капусту квасить, огурчики там, помидорчики. Ибо все проблемы — исключительно от праздности бытия.

Январь 2011 – Январь 2015

*
...Как за синим океаном,
Да за чёрною горой
Жил в обнимку со стаканом
Тот лирический герой.
Он мешал с водою виски,
Чтобы легче было пить...
До чего же, сука, близкий
И родной. И нечем крыть...

5 января, 2011

*
Он мне сказал, что Вас послал мне Бог.
А сам он был хромой и о копытцах.
Он мне сказал, что здорово продрог,
И попросил воды со льдом напиться.

А на «спасибо»:
– А причём тут я?
Я ни при чём, я только на раздаче,
И я – не я, и лошадь не моя...
– А Он, Тот, Кто послал?
– А Он – тем паче.

*
А мы с Вами будем встречаться
Как минимум два раза в год –
Под небом на ветке качаться
И биться как рыбы об лёд.

Нам будет погода, свобода,
Надёжный обратный билет,
И что в наши годы полгода? –
Ничто, супротив наших лет.

Collapse )
Gibraltar

Из переписки

Я спать хочу, а вы со мной о Боге —
Причём, не о моём, а о своём.
А у меня не клеются предлоги,
А у меня в одиннадцать подъём.

Я спать хочу, мне есть кого там видеть,
И у меня осталось пять часов,
Чтоб гнать, дышать, держать, терпеть, обидеть,
Рубить с плеча и начинать с азов.

Я спать пошла. И вам туда не надо,
Там тот ещё ньютоновский бином,
Там третьим — тот, который носит Праду.
Офелия молилась перед сном?
Pink

Идите в ФБ, живите и умрите в нём...

В ФБ стоит заглядывать хотя бы только потому, что alexandr_k вывешивает время от времени там вот такие подборки:

https://www.facebook.com/kabanovsho/posts/600573859980453


По убыванию

КУРЕНИЕ ДЖА
Что-то потрескивает в папиросной бумаге:
как самосад с примесью конопли,
как самосуд в память о Кара-Даге,
и, затянувшись, смотришь на корабли.

Вечер позолотил краешек старой марли,
и сквозь нее проступают: мачты, мечты, слова -
складываются в молитву, в музыку Боба Марли,
в бритву, в покрытые пеной - крымские острова.

Мокрые валуны правильными кругами
расходятся от тебя, брошенного навсегда,
но, кто-то целует в шею и обхватывает ногами
и ты выдыхаешь красный осколок льда.

2006

Collapse )

И, что самое главное, там можно душевно и культурненько пообщаться:

no_name

...

Я вот давно хотела Вас спросить,
Но каждый раз слова ложатся косо,
И почему-то рвётся эта нить,
Ведущая к ответам на вопросы...
 
И я ещё сказать хотела Вам,
Что Бог – он всё равно следит за нами,
И нам ещё воздастся по словам,
И мы ещё умоемся словами.
 
...А я так не люблю всех этих слов,
Которые доводят до стихов.
 
Gibraltar

И это всё об нём

(А если кто спросит, с какого я это рожна, то пусть почитает мой вчерашний пост. Или не спрашивает)

Адресок я вам тот сдам, мне не жалко: 46 Ladbroke Grove W11 2PA, только там уже давно нет ничего. По этому адресу теперь только дом, в который вас уже никто не пустит. С виду – тот же самый: большой белый, как и положено в этом районе, а что толку... ТОТ дом закончился. Его продали, деньги поделили, все довольны. А тогда он тогда назывался Pushkin House и был как бы доходным домом русской Православной церкви – той, что на Enismore Gardens. И кто там только тогда не жил, кто туда только не забегал. Тогда. А в комнатке на самом верху уже много-много лет обитал марокканец Cyril – вылитая копия вот этой штуковины, привинченной по праву сторону от входной двери над высоким крыльцом.
11.75 КБ Cyril был влюбчивый, страдал непринуждённо. Видимо, тайно писал стихи на своём тарабарском языке. Видимо, гениальные. А иначе – зачем?

Из «не наших» ещё была девушка Вероник (Veronique), православная француженка, которая переехала жить в Лондон, потому что хотела посещать приход Владыки Антония, и гречанка Никки, которая приехала из своей бывшей древней Греции в гэ Лондон изучать философию и Православие. В Греции она этого делать почему-то не могла. А так, в основном «наши». В гробу «всё наше» видавшие. А моя комнатка там была на самом верху, рядом с комнатой Пушкина.

А это вот, собственно, он, Слава Коган-Палей:


(если у кого, как и у меня, ролики глючат, то можно так:
http://www.youtube.com/watch?v=4SuBRsPt1Mo )

Я его поначалу переделала в Поган-Колей, но он был хороший, поэтому я переделала его обратно. Но при этом всё равно недоумевала: зачем ему Коган-Палей, ведь это, по сути, то же самое, что Игнатьев-Игнатьев...

«...Он пришёл ко мне такой –
Совершенно женственный,
Дал потрогать мне рукой
Орган свой блаженственный...» – да-да, это про него, если кто помнит. Дарственная надпись на соответствующем предмете живописи... Но это не тогда, не в Pushkin House, а очень здорово потом, много, много лет спустя. Тогда – нет. В том триединстве места, времени, действия нелепая ипостась говорящей в рифму девицы должна была навсегда остаться за порогом новой жизни и никогда больше не мешаться под ногами. Решение было окончательно и бесповоротно. Вентиль закрывается легко и безболезненно. Голова при этом становится чистой, ясной, а мозги работают как у Терминатора...

Слава был абалденно хорош и столь же развратен . И гости его вечерние были так же абалденно хороши. Таких мальчиков нужно сначала пускать на потомство, а уж потом пусть, что хотят, то промеж себя и вытворяют...

Закадычной подружкой Славы была Ирка Панкратова, ака «Ирка Панкрок», которая сначала была секретаршей Олега Табакова, а потом, чтобы жизнь прошла не зря, решила стать манекенщицей и фотомоделью, для чего ей было необходимо свалить за бугор. Англичане ей в визе, знамо дело, отказали, но О.П.Табаков на одном из приёмов взял английского посла за грудки и спросил его нечеловеческим голосом: «А пошто вы моей секретарше визу не даёте?» И через две недели Ирка уже штурмовала модельные агентства в Лондоне.

И вот сидят они как-то со Славкой на кухне и беседуют. И посчастливилось мне услышать такой совершенно дивный разговор.

Дисклеймер: ВНИМАНИЕ! Тем, кто не переносит наивной физиологии – подкат не открывать!
Кто открыл - тот сам виноват.

Collapse )

А в какой-то момент Славиных мальчиков сменили взрослые, почти что пожилые, дяденьки. Дыша духами и туманами, дяденьки заходили в дом, но дальше вестибюля не проходили. Слава, лучась, сбегал к ним по лестнице, и они увозили его на своих Ролс-Ройсах в иные миры.

Слава, пожалуй, был единственным среди «бывших наших» обитателей Pushkin House, кто мог себе позволить заниматься только своим Я. Все остальные занимались покорением нового жизненного пространства, и основной составляющей этого процесса было добывание средств к существованию. Дивная Ольга (будущая Olga Baby) бросалась на всё – от промышленного клининга до выгуливания собак. Будущий «фотограф королей и президентов» Саша Гусов (aka Sasha Gusov), о котором я уже писала вот тут , зарабатывал на жизнь тем, что мыл посуду в какой-то едальне на Портобелло. Ирка Панкрок тоже подрабатывала, чем могла...

Славино «Я» было двуедино:  «Я и моё творчество» и «Я и моя личная жизнь».
После того, как Славиных мальчиков сменили дяденьки, его личная жизнь проистекала (большей частью) уже вне стен Пушкинского Дома, а вот творческий процесс – в основном в той комнате на втором этаже, с окнами на Ladbroke Grove. Часами. Сначала он распевался, потом пел: он тогда как раз готовил к мировому релизу свои Ave Marias. Он записал цикл всех самых известных «Ав Марий» - Бах, Бизе, Стравинский, Сен-Санс, Моцарт, Шуберт, и проч., и проч. – до хреновой кучи, и запустил диск. А диск запустил его... Но это было чуть позже, а тогда... Тогда это продолжалось часами и на весь дом. Мы все озверевали, даже Ирка Панкрок. Больше всех страдала првославная девушка Veronique. Ей было всё равно, что умереть за Благодать Божию, что убить за неё. Славиного нечестивого присутствия в доме она не выносила и делалась больной от одного его сладкого вида. Когда к Славе приходили его живописные гости, она запиралась у себя в комнате и оттуда раздавались такие звуки, что мы, честно говоря, думали, что она бьётся головой о стену. А когда его «бесовский» контр тенор оглашал все четыре этажа Пушкин Хауза, она мутнела, крестилась и молилась. Добила её «Стабат Матер». У Славы тогда был какой-то аврал с гимном «Скорбящей» - то ли запись, то ли концерт, и он вкалывал денно и нощно. По дому с утра до вечера неслось: Fac me tecum pie flere..., Fac me tecum plángere..., Fac me Cruce inebriári.... Это латынь, можете не вчитываться. Латынь Veronique не догоняла, но то, что через каждые три строчки в  различных вариациях звучит «фак ми», слышала и, когда не выдерживала, уходила к себе в комнату биться головой об стену и молиться. А потом кто-то из русскоговорящих (не я – честное слово!) безо всякого злого умысла, а явно от избытка ума, объяснил ей, что означает слово «круче» в Fac me Cruce – ну, дал такой вольный акцентированный перевод с русского на английский, и слова «фак ми круче...» (Fac me Cruce inebriári) зазвучали для неё во всей полноте своей нечистой богомерзости. И звучали с утра до вечера. На весь дом. С этим она уже не могла справиться в одиночку. Она пошла за моральной и духовной поддержкой к Ники Тиристонис – той греческой девушке, которая приехала в Англию изучать философию и вопросы Православия. Ники её морально и духовно поддержала, и с тех пор Veronique ночевала в её комнате. Они и в церковь теперь ходили только вместе, и гнусного Славу осуждали вместе – всё вместе. А потом вместе уехали в Грецию. После того, как смотрители дома на церковном Совете потребовали, чтобы «этих женщин» из Дома выселили.

А ещё Слава хвастался, что совратил вашего Олега Меньшикова, который тогда играл тут в Лондоне в какой-то антрепризе. Может, врал, а может, и взаправду... Меньшиков жил на соседней улице в доме у одной нашей общей знакомой, которая довольно часто оставляла его без присмотра, так что – кто его знает, товарищ майор... Хотя, это уже из серии «за что купил, за то и продаю». Если надо, могу ещё один дисклеймер поставить.

А это вот вам ещё маленький кусочек Славы, на посошок:
http://www.youtube.com/watch?v=3t0fSugNnBk