Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

no_name

Что написано пером, то уже не воробей

Фейсбук, 22.12.2017

Эта запись не рассчитана на то, чтобы добрые люди тратили на неё своё драгоценное предновогоднее время. Она не адресована читателям, поскольку те, кому в различное время и были адресованы какие-то её составляющие, и так уже прочитали то, что им прочитать надлежало. Это запись для себя. Она вообще задумывалась как подзамочная.

Декабрь. Месяц, когда только ленивый пользователь социальных сетей публично не подводит итоги и только парящий по-над всем не публикует отчёт о своих творческих достижениях за минувший год. Если по отдельности, то в этом году я ни то, ни другое. Но если и то, и другое вместе взятое, то это я. Но, тем не менее.

Нужно традиционно оглянуться, чтобы решить, что из минувшего года ты берёшь с собой, а что оставляешь в году уходящем. Ну, оставить в году уходящем, прежде всего, я хотела бы своё неповторимое умение продавать акции, когда они стремительно летят вниз, и покупать их на взлёте. С этим надо завязывать однозначно. А что я беру с собой? Чемодан слов. Потому что пока я отражаюсь в зеркалах, моя жизнь отражается в словах. В рифмованных, в нерифмованных, иногда в нецензурных, но я над этим работаю. Много было сказано в уходящем году всякого и разного, личного и публичного, взвешенного и веером от живота. Что-то из сказанного я оставлю за порогом января, а что-то возьму с собой. (Читать дальше >>>)
no_name

25 -26 ноября с.г. Следим за руками.

Сегодня мы будем говорить о странных вещах. Например, о том, как наше слово отзовётся. Причём, не в тютчевском, а в булгаковском понимании этого явления.

Итак, следите за руками. Да нет, не за моими! За руками того разноглазого господина, который обычно раскладывает такие пасьянсы.

Поехали:
25 ноября Фейсбук мне «напомнил» и я «поделилась воспоминанием», а точнее, ссылочкой https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1214484968743035&id=100005446299433
И тот, кто тогда не поленился пойти по ссылке, тот хороший, вежливый и любопытный молодец. И ещё больший молодец тот, кто был столь благосклонен, что немножко там почитал и дочитал до слов:
«А вот в 80-е всё хужело на глазах от приезда к приезду. Что хужело? Не знаю. Что-то уходило. Менялись люди, менялась атмосфера, что-то неуловимое менялось. Но я ещё застала целые улицы в спальных районах со стеклянными входными дверьми, запирающимися только на ночь, да и то если хозяева не забудут. <…> Но той Англии больше нет, и уже никогда не будет. Это уже совсем другая страна».

А на следующий день, 26-го, в то время, когда на ссылочку-вспоминалочку всё ещё продолжали приходить лайки, Яна Симон читала в личке мой уже не столь ровный почерк (даю копипейст без купюр, извинити):
«Ян, пару часов назад я сидела у себя в спальне наверху за компом и вдруг услышала внизу какой-то шум и мужские голоса. Несмотря на то, что за минуту до этого я переписывалась с Сашей, который в это время находился на другом конце Лондона, я как дура пошла вниз, спрашивая у двух мужских голосов: "Саша, это ты?"..... И вот я стою наверху лестницы, а внизу лестницы появляется человек – весь в чёрном, в балаклаве, а в руке у него какая-то металлическая хуйня, которой он размахивает. Я посмотрела на эту хуйню и поняла, что это моя смерть. И пошла ему навстречу, крича страшным голосом. И вот мы шли так по лестнице навстречу друг другу... Он – размахивая железной хуйнёй, я – крича страшным голосом всех мамаевских племён вместе взятых. И когда мы подошли вплотную друг к другу, он развернулся, и они вместе с напарником бросились в гостиную и выскочили через окно, которое только что взломали... Соседка из дома напротив видела, что они вскочили в машину, где третий сидел за рулём...
Полиция уже уехала, они всё что могли, сделали, все видеокамеры с соседних домов просмотрели, ждём следаков и людей, которые поставят доски на окно»

Яна мне отвечает:
«Ты не поверишь, но я минут тридцать назад прописала подобную сцену в сценарии.
Тётка входит в дом, а там все перевернуто, она берет в руку хуйню – подсвечник и идет на шум. Вдруг на нее вылетает мужик в балаклаве и она начинает дико орать. Он ее толкает и выпрыгивает в окно». За сим Яна приаттачила свеженький вордовский файл этой сцены.

Михаил Афанасьевич был доволен два раза подряд.

А в качестве бонуса Михаилу Афанасьевичу прилетело ещё и вот это:
«Было лето. Было утро. Моё первое утро в Лондоне. Я шла по улице и ела мороженое, а навстречу мне шёл полицейский — очень взрослый дяденька лет двадцати в белоснежной форменной рубашке с короткими рукавами. «Hello, Beauty!» («Привет, красотка!») — сказал мне дяденька полицейский и подмигнул. «Это он мне?! Ой, это он мне!» — и я навсегда распрямила спину. А потом много лет спустя я снова его встретила. «Are you OK, madam?» («Мадам, вам помочь?») — спросил он, когда на промозглом ноябрьском ветру я пыталась в телефоне на Google Maps найти нужную мне улицу. Только это был уже не двадцатилетний дяденька, а мальчик лет двадцати. Всё в той же белой рубашке с короткими рукавами (господи, неужели они до Рождества ходят в летней форме?). И было непонятно, то ли это тот мой Лондон, начавшийся с «Hello, Beauty!», продолжался, то ли жизнь, то ли просто круг замкнулся». (из того же текста по ссылке).

И ещё в том тексте был пассаж, в котором говорилось о смуглых чужеземцах, которые в те далёкие 90-е заполняли и осваивали различные ниши английского общества, и трудно было понять, то ли это ассимиляция, то ли колонизация...

Короче, опять ноябрь. Я стою на улице – в тапках на босу ногу и в чьём-то пальто, которое на меня накинули соседи. Стою, жду полицию. Одна в дом возвращаться не хочу, не знаю почему, но не хочу. И вот, не успела у меня в руках остыть чашка с соседским горячим чаем (очень сладким, пить – невозможно, только руки греть), как тот самый ноябрьский мальчик (бывший дяденька) полицейский, в неизменной белой рубашке с короткими рукавами – румяный паренёк из непуганой английской глубинки примчался ко мне с сиреной и мигалкой, и… с напарником. Напарник тоже был молоденький совсем мальчик, видимо, уже второе поколение тех смуглых людей из 90-х. Почему втрое, а не третье? Да потому что пока румяный паренёк из английской глубинки в своей белой рубашоночке с короткими рукавами обходил соседние дома, расспрашивал соседей, снимал данные с видеокамер, его напарник в утеплённой зимней форме сидел у нас на кухне и забивал в ноут мои показания. А у меня (внимание, каминг-аут!) довольно большой, хоть и давний, опыт работы с полицией и смежными с ней организациями в качестве переводчика. Поэтому я сразу перешла на профессиональную терминологию фиксации показаний, ибо знаю по опыту, как страдают полицейские, когда им при составлении протокола приходится переводить язык гражданских на язык криминалистики. И вот тут произошла заковыка. Юный потомок ассимилировавшихся колонизаторов не знал даже таких слов как “commotion” (так на языке протокола называется то, что я услышала из гостиной, когда сидела наверху). Ну, и далее практически везде… Приходилось подыскивать синонимы или как-то объяснять значения и диктовать по буквам. Так что – второе поколение, в лучшем случае, и уж никак не третье.

*Ваш роман прочитали, – заговорил Воланд, – и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен*

В общем, я встретилась с собственным текстом в реале. Слово отозвалось. Построчно. «Этот город вообще большой мастер замыкать круги».

Из письма Яне Симон пару дней спустя:
«В соседних домах (с которыми мы стенкой сопрягаемся) по обе стороны все соседи слышали мой крик. И люди на улице слышали. Но, как они потом все в один голос говорили, им и в голову не могло прийти, что это кричит человек. У нас тут дома выходят в парковую зону и оттуда к нам в задние сады по ночам приходят лисы и прочие дикие звери и вопли раздаются такие, словно с кого-то шкуру живьём сдирают. Все уже привыкли. И вот все соседи просто не могли себе представить, что таким звериным криком кричит человек. И только когда я уже выскочила на улицу c человеческим криком криком help!, только тогда все повыскакивали и стали охуевать.
И ещё, видимо, роль сыграло то, что я шла на них сверху – НАДВИГАЛАСЬ, и должно быть, была сильно страшна, потому что я шла их убивать.
А природа этого крика, видимо, та же, что и у солдат, которые орут от ужаса, когда идут в атаку».
no_name

У чувака уже 140 подписчиков! А я ведь всегда говорила, что любит наш народ душевную поэзию! Если…

no_name

Московская красавица: Валентина Караваева

Московская красавица: Валентина Караваева

Всякий раз, когда в запертых квартирах находят несчастных брошенных детей или просто сущий бедлам, соседи приходят в ужас. Несколько недавних сл...

Posted by Екатерина Горбовская on 4 май 2019, 16:35

from Facebook
no_name

(no subject)

no_name

Пока я думаю, вскочить мне на этот ваш "десять_лет_назад" флэшмоб или не поддаваться, фейсбук…

no_name

рассказываю, как я дошла до жизни такой

Осенние встречи “Эмигрантской лиры” в Брюсселе, декабрь, 2016.
N.B. Это 1-я часть, не путать со второй, которая была давеча, это два совершенно разных бутерброда!
Стихов я тут не читаю, а просто рассказываю, как я дошла до жизни такой. С песнями, плясками и артефактами.

Не исключено, что через какое-то время Ютуб этот ролик уберёт, потому что не успела я его залить, как Ютуб прислал мне чёрную метку и сказал, что я там использую материал, защищённый копирайтом, и велел его убрать и перестать нарушать. Когда я поинтересовалась, что это за «материал» такой, то оказалось, что это тот материал, на котором с первого дня его творения и на протяжение последних чуть ли не 25-ти лет стоял мой копирайт. Но теперь почему-то какая-то Believe Music Production считает, что копирайт принадлежит ей. А поскольку я считаю, что мой юридический английский в разы прекраснее моего литературного русского, я с огромным кайфом и вдохновением опротестовала сие посягательство на моё кровное и отправила куда надо своё «получи фашист гранату». Но потом, немножко расшарив интерент, я несколько приуныла. Там пишут, что эти Believe Music Production страшные бандиты, которые обложили весь Ютуб, заявляют свои права на всё, с чего можно состричь бабки, и бороться с ними в рамках Ютуба дело безнадёжное, только через суд. Сами понимаете как оно мне надо через суд. Так что если ролик через пару-тройку недель с Ютуба уберут, то кто не успел – тот опоздал. Моё дело предупредить.



А вторая часть вечера – вот тут:
http://tyaka-levina.livejournal.com/354515.html
no_name

(no subject)

Если кто помнит, то несколько дней назад я тут запостила плакатик «Электроклуба» на календаре 1987 года.

А в 1986 году «Электоклуб» ещё был «Огнями Москвы», и поэтому я не могу удержаться, чтобы не запостить ещё чуток компромата.


Непонятная женская фигура в чёрном, которую можно разглядеть на заднем плане – это Ира Аллегрова. И голосок на подпевках – тоже она.

Саша совершенно не ожидал, что Л.М. попросит его выйти с ней на съёмочную площадку. Он тогда сделал аранжировку, сделал запись, сдал фонограмму «под ключ», и меньше всего предполагал, что ему потом, в довершение всего, ещё придётся стать «пареньком». Людмила Марковна велела ему быть «идиотом», но не переигрывать. Быть идиотом, но не переигрывать… вы когда-нибудь пробовали? Вот то-то.

Шли годы. Смеркалось. (с)

И вот в 2016 году «паренёк-1986» беседует с Игорем Померанцевым на радио «Свобода». Это свеженький-свеженький эфир, прямо с пылу с жару. Запись была сделана в конце августа, когда мы были в Праге. Я не знаю, как сюда запостить ссылку на эфир так, чтобы с картинкой, поэтому просто даю линк.

https://soundcloud.com/radio-svoboda/etoy-professii-nauchit-nelzya#t=31:00

Я послушала, мне понравилось. Если бы не понравилось, я бы ссылку не давала. По идее, должно открыться прямо на 31-й минуте.

* Ну, разве может хорошая жена не разместить у себя в ЖЖ, ФБ, WC и прочих местах общего пользования ссылку на туда, где её муж что-то разговаривает? Нет, не может. В противном случае она не жена, а злыдня.

З.Ы. А прямо перед ним читает стихи услада сердца моего Герман Лукомников :)
no_name

ПОТОК СОЗНАНИЯ

Сколько же вас народилось от блуда и похоти,
сколько же с вас понасыпалось зуда и перхоти...
И хранит вас Господь, сотворивший вас, видимо, походя,
забирать не спешит и всегда это делает нехотя.

И перескакивая с пятого на десятое,
потому как все мысли мне кидают довесками,
вот если бы я была такой женщиной как Ахматова,
я не смогла бы дружить с такой женщиной как Раневская.

23.12.2015