Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

Pink

Ну, в общем, вот...

Пару недель назад у меня была экспедиция на чердак с целью попытаться посмотреть на это треклятое гнездо, которые эти треклятые птицы свили под крышей, чтобы орать оттуда ни свет ни заря дурными голосами и народить там ораву таких же орущих птенцов, чтобы потом всем вместе было веселее, свесив жопы так, чтобы из них всё стекало строго по стене дома, превращать эту стену из красно-кирпичной в бело-отштукатуренную. Короче, полезла я на чердак. До гнезда, естественно, не добралась, потому что отвлеклась на всякое разное. В частности, обнаружила я там баул со старыми Лизкиными вещами, которые, видимо, предназначались для ближайшего «чарити», но так туда и не доехали, будучи с глаз долой забытыми. И нашла я там белый такой махровый халатик, у которого за воротом была намертво пристрочена полосочка с красными буквами: Elizabeth L. …
У них в школе (а Лизка в bording school училась: это где они живут постоянно и только на каникулы и по выходным домой приезжают) все вещи нужно было такими нашивками метить – во всяком случае, в младших классах. В старших-то точно не нужно было, тем более, что жили они уже каждый в своей комнате. Поэтому я не знаю, как на этом чудесном халатике, который пришёлся мне как раз впору, оказалась эта дурацкая нашивка. Видимо, она появилась в один из тех разов, когда Лизка на побывку из школы приехала со своей постирушкой к бабушке, а бабушка увидела, что нашивки нет, и решила исправить непорядок… Короче, с чердака я слезла в белом халатике, у которого за шиворотом было красными буквами прошито: Elizabeth L.
И не успела я слезть с чердака, как она сама звонит. Из Гибралтара. И практически без сложно-подчинённых, поскольку с русским у нас, конечно, хорошо, но не настолько, чтоб со сложно-подчинёнными, излагает: «Мама, мы уже тут дом сняли. Пока на год. Мама, мы с Джеймсом вчера на приёме и Губернатора были, это ихний Премьер-министр. Джеймс речь произносил, всем очень понравилось, за него даже тост поднимали. Нет, мама, я не набивала полный рот, когда ела… А ещё я тут с одной русской журналисткой познакомилась, её тоже Катя зовут…»
В общем, похоже, что они теперь будут жить в Гибралтаре. И похоже, что уже вот-вот и прямо совсем… 
Для нас это как гром среди ясного неба. Хотя, казалось бы, можно было уже привыкнуть, потому как начали они с того, что Джеймс продал свою квартиру с видом на Темзу в Canary Warf, и они с Лизкой сорвались во Фрацию, купили дом в Le Cap Ferret и сказали, что останутся там жить. Джеймс тогда уволился с поста Managing Director отдела финансовых рисков Fitch Ratings* после того как сделал всё, что мог (а что он мог, если это всё началось задолго до него?), чтобы финансовый кризис 2008-го года оказался не таким ужасным, каким он в итоге всё равно оказался, и, поняв, что «эти безмозглые жадные bastards не желают ничего знать и всё равно всё сделают по-своему», ровно за 6 месяцев до официального объявления кризиса оставил свой пульт управления «Главного человека по финансовым рискам в Fitch Ratings», потому что, как он это объяснил: «Я не хочу быть там, когда у них всё полетит к чёртовой матери. Я их предупреждал, но они делают вид, что ничего не слышат».
______________________________________

* А для тех, у кого возникнет вопрос о том, а как это он в 2006-м, будучи столь юным и нежным, оказался MD в Fitch Ratings, объясняю: будучи ещё более юным и нежным выпускником Оксфорда, Джеймс вместе со своим приятелем основал в Сити компанию по прогнозированию финансовых рисков и созданию инвестиционных схем. И буквально через пару лет их компания стала восприниматься такими гигантами как Fitch, Moody's и S&P как серьёзный конкурент. Что делают с успешными конкурентами в мире криминального бизнеса, мы все знаем. А вот в мире некриминального бизнеса успешного конкурента покупают, соблазняют, сулят златые горы и переманивают в свои структуры. Поэтому, поторговавшись со всеми тремя гигантами, хотевшими его заполучить, Джеймс выбрал Fitch, продал им свою компанию и возглавил отдел инвестиционных рисков в Fitch Ratings, став, таким образом, самым юным и нежным MD за всю историю этой организации.
______________________________________
Ну, так вот, он сказал, что «ноги его больше в Сити не будет», продал квартиру на Canary Warf, отправил мебель в хранилище, а рояль – контейнером в Cap Ferret, ибо без рояля, ему, джазовому пианисту, только что вошедшему во вкус игры дуэтом с Лизкиной скрипкой, ну вот, никак нельзя, ну, вот, ни дня…  Так что мы этот момент уже один раз пережили.
Слава Богу, через год им там осточертело, и они вернулись в Лондон, на радость всем поженились, купили этот огромный дом в одном из самых приятных для проживания пригородов Лондона, год его (дом, не пригород) перестраивали, обживали…
А вот теперь – опять мебель в хранилище, рояль – в перевозку… И говорят, что останутся в этом Гибралтаре насовсем.

И вот сидели давеча Саша с Джеймсом на кухоньке, а я притворилась, что меня нет, а сама пыталась их этой коробочкой фотографировать…
Но только я фотографировать не умею – вообще. И даже коробочка эта не моя: мне её Лизка, когда ещё в Royal Academy училась, от щедрот впарила: дескать, «возьми, а то выброшу». И я не то что не знаю, какие там «настройки», и чего с ними делать, но даже всё время забываю, где кнопку надо нажимать, чтобы оно щёлкнуло. Тем более, что они у окна сидели, и свет – сами понимаете, куда и откуда шёл. Но я старалась…

Поэтому, простите меня, господа-фотографы.
Под катом – дело рук моих… 

Collapse )