Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

no_name

Вдруг подумалось

Вдруг подумалось, что если переписать это в прозе, да ещё все даты проставить, то получатся дневниковые записи женщины, которую не мешало бы трудоустроить на полный рабочий день — чтоб с девяти и до шести. А на выходные — огород на даче копать, капусту квасить, огурчики там, помидорчики. Ибо все проблемы — исключительно от праздности бытия.

Январь 2011 – Январь 2015

*
...Как за синим океаном,
Да за чёрною горой
Жил в обнимку со стаканом
Тот лирический герой.
Он мешал с водою виски,
Чтобы легче было пить...
До чего же, сука, близкий
И родной. И нечем крыть...

5 января, 2011

*
Он мне сказал, что Вас послал мне Бог.
А сам он был хромой и о копытцах.
Он мне сказал, что здорово продрог,
И попросил воды со льдом напиться.

А на «спасибо»:
– А причём тут я?
Я ни при чём, я только на раздаче,
И я – не я, и лошадь не моя...
– А Он, Тот, Кто послал?
– А Он – тем паче.

*
А мы с Вами будем встречаться
Как минимум два раза в год –
Под небом на ветке качаться
И биться как рыбы об лёд.

Нам будет погода, свобода,
Надёжный обратный билет,
И что в наши годы полгода? –
Ничто, супротив наших лет.

Collapse )
no_name

Без начала и конца

Недавно тут в сети, спустя четверть века, мы нашлись с одной знакомой девочкой и разговор, естественно, тут же перешёл на мальчиков на внуков. Но поскольку внуки ещё маленькие, то тема исчерпалась несколькими тысячами слов с обеих сторон. А мы с ней обе девочки пишущие, так что несколько тысяч слов это у нас только для разогрева. Поэтому быстренько перешли на взрослых детей, про которых уже можно писать трилогиями: детство, отрочество… тридцатник.

И вот где-то на пятой тысяче слов раздела «Детство» я, наконец, добралась до того момента, как Лизку мою в восемь лет приняли в Purcell School (музыкальная школа, где из нормальных детей делают пожизненных музыкантов):
«…Но совершенно невероятным образом она прошла все туры, и её приняли. Потенциально приняли. Окончательное «добро» давал директор школы, мистер Бейн, после личного с глазу на глаз собеседования с ребёнком.
О том, что директор мистер Бейн личность легендарная и уникальная, человек потрясающий и вообще, мы тогда ещё не знали. Ожидали всяких подлянок в духе тех, что у нас были на собеседовании в Москве при поступлении в какой-то детский сад с уклоном куда-то:
– Лизочка, скажи, сколько ножек у цыплёночка?
– Две...
– А когда он вырастет, сколько у него будет ножек?
– Четыре...
Но тут всё было очень по-честному, как разговор равного с равным. Мистер Бейн спросил у Лизки, понимает ли она, что означает выбор этого пути, понимает ли она, что придётся вкалывать с утра до вечера, и готова ли она вкалывать, хочет ли. Задавал вопросы так, чтобы можно было понять, действительно ли ребёнок понимает, хочет и готов, или это ему родители внушили. Когда стало ясно, что девочка вроде как хочет, понимает и готова, мистер Бейн перевёл разговор в русло светской беседы и спросил: «А какие композиторы тебе больше всего нравятся?»
«Зацепин и Гладков!», - ни минуты не колеблясь ответила девочка, которую её бабушка растила на советском кинематографе и каждый раз ей объясняла, что всю погоду делают именно песни этих двух великих людей». (конец цитаты)

Но поскольку в пяти тысячах слов маленького письмеца всё равно всего не расскажешь, то приходилось наступать на горло этой дивной песне без начала и конца и выкидывать куплет за куплетом, припев за припевом. Ну, в частности, про то, как однажды… Ну, ещё до того как школа переехала в Bushey, ещё в самый первый год Лизкиного там пребывания, когда школа занимала несколько зданий в Harrow: главное здание, ещё какие-то помещения для занятий и минутах в десяти-пятнадцати ходьбы – общежитие, потому как школа была интернатного типа, дабы детишки не тратили драгоценное время на дорогу, потому что… Да потому что вот, как например, в тот день: маленькая девочка, восьми лет от роду, в вечерних сумерках позднего октября, с огромной не по росту скрипкой, выходила из здания школы, чтобы на тоненьких своих заплетающихся от усталости ножках доковылять до койко-места в общаге. Позади у неё был обычный школьный учебный день, потом занятия по специальности с педагогом, потом она несколько часов уже сама пилила на своей скрипочке в practice room, и вот теперь нужно было добрести до койко-места. Чтобы бросить на это койко-место скрипку. А самой идти делать домашнее задание. Это я про Лизку, если кто не понял.

Ну, так вот, выходила она тогда из школы, а директор, мистер Бейн, как раз машину заводил, чтобы домой ехать. Увидел он нашу Лизку и предложил подбросить её до общаги – уж больно вид у неё, судя по всему, жалобный был. Да ещё скрипка эта огромная.

Она потом рассказывала: «Мы с мистером Бейном очень интересно беседовали, но я вдруг уснула. И он потом в машине какую-то книжку читал, чтобы меня не будить, когда мы доехали».

А мистер Бейн тогда дружил с Надеждой Приговой, знал, что мы знакомы, поэтому кое-что иногда ей про Лизку говорил. И вот она передала нам его слова: «Какие удивительные манеры у этой девочки! She did not just fall asleep, she asked me: “Would you mind if I sleep for a minute”» (Она не просто уснула, она спросила меня: «Можно, я посплю минуточку?»)

…А поскольку мы все сейчас судорожно закачиваем свои ЖЖ-шки в педеэфки, ибо не знаем, чем закончатся грядущие перемены в стане СУПостата, мне в процессе просмотра закаченного попалась на глаза эта запись:

OFF-LINE интервью с Борисом Стругацким
Сентябрь 2009 http://www.rusf.ru/abs/int0132.htm

Уважаемый Борис Натанович.
      В своем ЖЖ поэт Екатерина Горбовская пишет: ...А среди прочих там была книжка Стругацких «Далёкая Радуга» с дарственной надписью Аркадия Стругацкого: «Дорогому Саше Горбовскому – с благодарностью за фамилию и некоторые черты характера». Учитывая феерическую популярность этого героя (Леонида Горбовского), книжка – поистине раритетная. А теперь её нет. Папы тоже уже нет. (http://tyaka-levina.livejournal.com/7053.html).
      Не могли ли бы Вы ответить, а какие именно черты характера Александра Альфредовича Горбовского были унаследованы Леонидом Горбовским?
                                                                                          Дмитрий Дмитрий < ... @gmail.com>
                                                                                         Austin, US - 09/16/09 21:57:30 MSK

БНС: <…> если у нашего Леонида Андреевича и есть какие-то черты Александра Горбовского, то это уж «работа» АНС. У меня же перед глазами всегда стоял совсем другой прототип Леонида Андреевича – мой друг Саша Копылов. Не знаю, насколько удалось мне воплотить его в Леониде Андреевиче (скорее, НЕ удалось), но коронная фраза Л.Горбовского «Можно, я лягу?» принадлежит именно Саше Копылову.
_____________________
*Аркадия Натановича Стругацкого

И я вдруг вспомнила тот «куплет», который я пару дней назад выбросила из моей эпистолярной песни без начала и конца, дабы не утомлять адресата больше, чем я уже его того.
И меня удивительным образом согрела эта перекличка неведомого мне Саши Копылова и неведомой ему, Александру Ивановичу Копылову, внучки незнакомого человека, с которым их навсегда связал чей-то замысел, он же вымысел.
И умерли они с папой, оказывается, в один год.
«Можно, я лягу?», «Можно, я посплю минуточку?»…
no_name

Вы, кажется, совсем забыли обо мне...

Вы, кажется, совсем забыли обо мне,
а я ещё жива, а я ещё вполне.
А я ещё могу соврать, что не солгу.
Я всё ещё могу. И тундру, и тайгу.
Руками и на зуб, чтоб апосля кина
не спрашивать у жизни, приснилась ли она.

***
А теперь нормальными словами: решила попробовать вернуться в ЖЖ. Уйти из ФБ и вернуться в ЖЖ. Всегда завидовала тем, кто может одновременно существовать и там и там, потому что я не могу. Не знаю, что у меня из этой попытки получится, и получится ли что-нибудь вообще, потому что за те три года, что меня здесь практически не было, и ЖЖ изменился, и я погрустнела от многих знаний полученных в пути следования, и теперь даже не знаю, с чего начать. Тем более что больше всего сейчас хочется молчать. Мне всегда хочется молчать, когда есть много чего сказать. Потому что если очень хочется сказать какие-то вещи, то это верный знак того, что говорить их не надо. Так что я, видимо, помолчу какое-то время.
А в качестве отступного нарушу свой зарок не вешать в сети того, что ещё не было опубликовано, и дам под катом небольшую подборочку недавних текстов, оправдывая себя тем, что большая их часть уже ждёт публикации и, God willing, перейдёт в статус де-юре в течение ближайших месяцев.

Collapse )
no_name

Два года назад

Это был документальный фильм BBC к годовщине освобождения Освенцима. Он тогда шёл по всем телеканалам Европы, а у этого ролика на ютубе сейчас почти 15 млн. просмотров.

А Лизка теперь уже и не бомбит нас, как раньше, каждым телеэфиром с её музыкой: то, что раньше для неё было событием, теперь стало рабочей повседневностью. Только если что-то захочет спецом показать или папино мнение спросить.
Я до сих пор не могу понять, как это Елизавета Александровна сумела, не выходя из своей домашней студии, заставить подвинуться всех этих матёрых киношных композиторов и застолбить себе лужайку в ихнем волчьем лесу: они же к своей синекуре никого не подпускают даже близко и охраняют эту коммерческую нишу со всею страстью и яростью, на которую способны самые вредные жадины-говядины. А она сидит там у себя Гибралтаре, пишет музыку, делает фонограмму «под ключ» и шлёт агенту. А агент сразу – «Ам!», и опять наша фонограмма идёт в эфир, а те волчьи дядьки, которые считают эту территорию своей, только зубами щёлкают.

Оригинал взят у tyaka_levina в post
Только что из Гибралтара позвонила Лизка. Велела выйти на сайт BBC News. Там сейчас висит фильм с её музыкой. Вот этот ролик. С сайта BBC взять не получилось, взяла с ютуба.



И запись она полностью всю сама сделала, и живая скрипка - тоже она же, скрипачка же ж как-никак :)
no_name

рассказываю, как я дошла до жизни такой

Осенние встречи “Эмигрантской лиры” в Брюсселе, декабрь, 2016.
N.B. Это 1-я часть, не путать со второй, которая была давеча, это два совершенно разных бутерброда!
Стихов я тут не читаю, а просто рассказываю, как я дошла до жизни такой. С песнями, плясками и артефактами.

Не исключено, что через какое-то время Ютуб этот ролик уберёт, потому что не успела я его залить, как Ютуб прислал мне чёрную метку и сказал, что я там использую материал, защищённый копирайтом, и велел его убрать и перестать нарушать. Когда я поинтересовалась, что это за «материал» такой, то оказалось, что это тот материал, на котором с первого дня его творения и на протяжение последних чуть ли не 25-ти лет стоял мой копирайт. Но теперь почему-то какая-то Believe Music Production считает, что копирайт принадлежит ей. А поскольку я считаю, что мой юридический английский в разы прекраснее моего литературного русского, я с огромным кайфом и вдохновением опротестовала сие посягательство на моё кровное и отправила куда надо своё «получи фашист гранату». Но потом, немножко расшарив интерент, я несколько приуныла. Там пишут, что эти Believe Music Production страшные бандиты, которые обложили весь Ютуб, заявляют свои права на всё, с чего можно состричь бабки, и бороться с ними в рамках Ютуба дело безнадёжное, только через суд. Сами понимаете как оно мне надо через суд. Так что если ролик через пару-тройку недель с Ютуба уберут, то кто не успел – тот опоздал. Моё дело предупредить.



А вторая часть вечера – вот тут:
http://tyaka-levina.livejournal.com/354515.html
no_name

Поверх барьеров с Игорем Померанцевым

Поверх барьеров с Игорем Померанцевым

«Художник и политика». Разговор с писателем Виктором Шендеровичем. ** Из истории музыкального авангарда в России. Композиторы А. Лурье, А. Мосолов, Н. Рославец и др. ** «Мои любимые пластинки» с поэтессой Екатриной Горбовской.

Posted by Екатерина Горбовская on 5 дек 2016, 18:13

from Facebook