Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

no_name

****

И как-то сам собой возник
в тот день под липами пикник,
кому-то кто-то подал знак,
и кто-то знак прочёл, но так,
как этот знак читают те,
кто лучше видит в темноте.
И две совпавшие параболы
легли в основу нашей фабулы.

«Мадам, пардон, я неуклюж…
А в этом шкапчике ваш муж?»
…Пол подпевал любому шагу,
портрет молчал, держась за шпагу,
и оставалось удивиться:
«О Боже мой, так вы девица?!»

…Не отзовутся больше скрипом
ни половик, ни дверца шкапа,
но подъезжая к этим липам,
с него всегда слетает шляпа.
Gibraltar

...

А Гутиера его гладила, гладила,
говорила слова ему песенные,
и вот так постепенно его привадила,
и он стал ручным, это ж так естественно.
И он стал речным.
Не спросив «куда мы?»,
плыл и плыл на жёлтые огоньки,
ибо жизнь – это танец, ведомый дамой
во все возможные тупики.
И блаженны те, что дышали кожей.
И впадает море в земную гладь,
где никто никому ничего не должен
ни сказать, ни с оказией передать.
Gibraltar

ЛЮБЕ ВОРОПАЕВОЙ

lvoropaeva на День Рожденья

Так что там проплывало в магическом кристалле,
Когда ещё мы были не теми, кем мы стали,
Когда ещё казалось, что вечность до отбоя,
И жизнь не прогибалась подстилкой под судьбою?
Да мы и не смотрели — мы праздновали труса.
Мы пили ночью кофе немыслимого вкуса
И редко называли своими именами
Те вещи, что порою случались между нами.

16.09.14

Люба, дорогая, поздравляю тебя со вчерашней днюхой!
Я ночью ломилась к тебе на стену и долго не могла понять, что она закрыта: думала, что это я такая тупая. Оказалось, и то, и другое Извини, что с опозданием. Будем считать, что у нас сегодня Boxing Day.


Забыла вчера из ФБ сюда закросспостить, совсем плохая стала...
Gibraltar

                      Я не хочу, чтоб кто-то догадался (с)

Бежит река, бежит в тумане тает,
Бежит она, бежит меня дразня,
Но мне мозгов пока ещё хватает,
Их есть пока ещё хороших у меня-я-я-я…
За той рекой давно уже не лето,
За той рекой – всё то же, что за этой,
Весь тот же джаз, вся та же оперетта,
Всё те же поиски обратного билета.

А там, где мы на лодочке катались,
Там, говорят, следы ещё остались.
…В лесу, говорят, в бору, говорят –
Везде, говорят, остались.
no_name

В огороде бузина...

И ещё Гена Красников прислал письмо...
И тоже: «Уважаемая Екатерина»... и на «Вы»...
Я Гене отвечаю, что, дескать, на «Уважаемая Екатерина» не откликаюсь, и напоминаю ему, что мы с ним вообще-то вроде как «на ты» всю жизнь были.
Гена, слава те Господи, признал, что да, таки да, были, «на ты», а то как же ж, и даже вспомнил, что нас в Софрино Юрий Нагибин познакомил:«Юрий Нагибин - переполненный чувством счастья, радостно знакомил нас с
 < (всякие хорошие слова) >  Катей Горбовской!»
Софрино – помню, Гену Красникова – помню, а вот переполненного чувством счастья Юрия Нагибина – не помню, хоть убей: не на тех смотрела, не то запоминала...
А Гена Красников, он собственно, чего. Он, собственно, решил мне мозг вывихнуть и дал мне страшное домашнее задание на условную тему: «Сохранение русского языка и защита его от всякого нехорошего и вредоносного». По принципу: кто тут пачкает, тот пусть тут и убирает.
Ну, взяла я швабру, тряпку, а чего дальше делать, ума не приложу.

Collapse )

no_name

(no subject)

Прежде чем стать совсем ебанько, я была нормальной маленькой девочкой...
Когда я была нормальной маленькой девочкой, я очень любила слушать разговоры взрослых. Может быть, от этого я и стала потом то самое, но теперь оно всё равно уже без разницы. Просто я однажды услышала, как жена поэта Игоря Кохановского говорила моей маме:
 – Я спрашиваю Марину Влади: Марин, а вот как тебе удаётся держаться в такой форме, у тебя что, какая-то гимнастика особая, или ещё чего? А она мне: «Да какая к чёрту гимнастика, мне знаешь, сколько раз за день дома по лестнице вверх-вниз бегать приходится? Раз сто за день будет, если не больше. Вот и вся гимнастика»
После чего жена поэта Кохановского округляла глаза и говорила:
– А дом у неё, знаешь како-о-о-й!
И все участники разговора сразу чувствовали себя причастными и приобщёнными – пусть немножечко, пусть чуть-чуть, но ведь всё равно не сравнить с теми, кто вообще даже и не знал, како-о-о-й у Марины Влади дом.
 
И я тогда очень отчетливо представляла себе этот дом, эту лестницу, по которой то бежит вверх, то сбегает вниз красивая скуластая женщина, и с каждой пробежкой становится всё краше и краше...

Образ этот вошёл в сознание так сильно, что во взрослой жизни всплывал каждый раз, когда приходилось бегом по лестнице. Особенно, когда вверх.

А за последние пятнадцать лет вообще не было дня, чтобы я не вспоминала. Потому что последние пятнадцать лет сама весь день только и делала, что вверх-вниз, вверх-вниз. Кофе внизу, ЖЖ – наверху. Сто – не сто, а раз пятьдесят за день будет. И каждый раз при этом чувствовала себя немножечко Мариной Влади. Пусть чуть-чуть, но всё равно не сравнить с теми, кто даже не знал...
 
А какое-то время назад прочитала в сети, что Марина Влади продала тот дом, оставила себе только гараж с надстройкой – там в гараже и живёт. Потому что. Потому что это жизнь. Потому что в жизни бывает всё. И спасибо, что есть гараж с надстройкой. И вообще, за всё спасибо.
 
А я вот тут бегаю – вверх-вниз, вверх-вниз...
И стараюсь не чувствовать себя при этом Мариной Влади.
И никто не знает, хорошо это или плохо, что у нас нет гаража... 
За всё спасибо.
no_name

***

Вы ж мои свидетели, ангелы-святители,
Как же те две девки друг друга ненавидели!
Ой, мои спасители, мы же все там были,
Как две эти девки одного любили – 
Сильно кучерявого, больно развесёлого –
Первая-то тихая, слабая на голову,
В Новый Год тихонечко плакала под ёлочкой,
А с утра легонечко скинула ребёночка.
А другая – резвая, да не шибко трезвая,
Отыскала лезвие да себя порезала.
А он сизым соколом в облацех летаючи,
Всё, что ему надобно делал припеваючи,
И слова хорошие даром не растрачивал –
Резвую – подначивал, дуру – поколачивал.

А теперь он старенький.
Старенький-престаренький.
У него есть Танечка, у него есть Варенька,
Радио на стеночке, да простынка белая,
Всё, что ему надобно, под себя он делает...
А слова хорошие, те, что не растрачены,
Проступают кожею в виде всякой всячины.
Экие-то небыли жизнь у нас городит...
Две девки за ним бегали –
Две бабки за ним ходят.